Компания The Echo Nest занимается тем, что изучает музыкальные тренды. В ее базе около 38 тысяч песен, которые обрабатываются компьютерными алгоритмами. В 2013 году прошло небольшое исследование – был проведен анализ пяти тысяч популярных песен, начиная с 1950-х годов, чтобы узнать, как на протяжении нескольких десятилетий менялась музыка. Оказалось, что по двум показателям, скорости и энергичности, график стабильно идет вверх. Если судить о средней скорости, измеряемой ударами в минуту (bpm), то самая быстрая музыка записывалась в 80-е, затем небольшой спад в начале 90-х и вот вновь кривая графика ползет вверх. Что же касается энергичности, то тут тенденция абсолютно точная – с каждым десятилетием песни звучат все бодрее.

Эти пять тысяч песен вполне могут сойти за саундтрек к постановке о жизни человечества, записанной с середины прошлого столетия. И точно так, как музыкальное сопровождение подсказывает настроение и ритм киносюжета, так же и популярные песни рассказывают нам, что темп и энергичность жизни только нарастает. Время как индикатор изменений сжимается, поскольку скорость процессов увеличивается с каждым годом.

Повышение скорости обуславливается несколькими факторами. В первую очередь это фактор глобализации, который заставляет компании конкурировать друг с другом в мировом масштабе. А современные технологии по передаче данных только форсируют увеличение скорости взаимоотношений контрагентов. Лондонская фондовая биржа инвестировала серьезные средства, чтобы внедрить новую систему хранения и передачи рыночных данных Infolect, которая позволила сократить среднюю скорость проведения сделки в 15 раз – до двух миллисекунд. Но в это время фондовый рынок NASDAQ довел скорость заключения сделок до рекордного минимума – одной миллисекунды.

Скорость как конкурентное преимущество только увеличивает темпы.

Говоря о Казахстане, следует отметить, что основные разногласия по поводу того, с какой скоростью должны происходить изменения в стране лежат не в плоскости «общество – государство». Этот конфликт гораздо острее проявляется в отношениях государства и бизнеса. Дело в том, что бизнес по своей природе реактивен, для его развития в условиях мало-мальской конкуренции нужна оперативность, в то время как государство ощущает себя во времени совсем иначе. И если спросить предпринимателя, когда ему нужно то или иное решение, инвестиции или оборудование, то он ответит: «Вчера». Государственной машине же некуда торопиться, ведь если жизненный цикл фирмы может уложиться и в несколько лет, то государство ощущает свою протяженность во времени.

Это во многом отражается в бюрократическом языке – это точно знают лингвисты, но никогда не задумываются чиновники.

 

 

 

 


Полный текст статьи "Потерянное время"

250,00 тг.

Журнал Центр Азии № 1 (107)

1 000,00 тг.


Посмотреть весь список статей данного выпуска.