Полный текст статьи "Трудности перевода"

250,00 ₸

Журнал Центр Азии № 5 (111)

1 000,00 ₸


Посмотреть весь список статей данного выпуска.


Когда в апреле этого года глава государства Нурсултан Назарбаев неожиданно предложил график перехода казахского языка на латиницу, тема алфавита моментально стала одной из наиболее обсуждаемых. Причем не только в Казахстане.

Основным камнем преткновения оказался вопрос о целесообразности смены алфавита. Одна часть общества поддержала инициативу властей о внедрении латиницы, другая – выступила против. В принципе ничего нового в этом не было. Следует отметить, что идейные расхождения в данном отношении наблюдались с тех пор, как еще в девяностых годах прошлого века в Казахстане заговорили о возможности принятия латинских шрифтов для государственного языка.

Собственно, во многом именно поэтому реформа алфавита до сих пор так и не была реализована. Еще одним сдерживающим фактором могла быть возможная реакция Москвы – одного из главных стратегических партнеров республики. Как известно, российская сторона в целом болезненно воспринимает идею ухода казахского языка от кириллицы. В России данный процесс рассматривается сквозь призму геополитики, а именно как стремление Астаны диверсифицировать и усилить свои внешние связи в западном направлении. Напомним, после заявления главы государства в 2012 году о латинизации казахского языка, российские эксперты в своем большинстве довольно резко высказались против планов казахстанского руководства.

Неудивительно, что аналогичная реакция последовала и на этот раз. Более того, уровень критических настроений был особенно высоким. Скорее всего, такая ситуация объясняется острым противостоянием России с западным миром. В условиях острого кризиса с условным Западом Кремль пытается укрепить отношения с традиционными партнерами и союзниками, а также установить диалог с другими регионами. Эта тактика выглядит вполне естественной, так как она в определенной степени позволяет не оказаться в изоляции. Отсюда и так называемый «поворот России на Восток», и недоумение относительно латинизации казахского языка, что в определенных кругах российской общественности склонны рассматривать прежде всего как желание скорректировать вектор казахстанской внешней политики. При этом важно, что свои критические оценки касательно смены алфавита публично высказали официальные лица северного соседа.

В этом отношении одним из наиболее ярких примеров являются слова первого заместителя председателя комитета Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками К. Затулина: «Это, безусловно, отрицательно (переход казахского языка на латиницу. – Прим. авт.). Это жест политического свойства, который должен продемонстрировать, что кроме приоритетов евразийской интеграции у Казахстана есть другие приоритеты, которые с евразийской интеграцией не связаны, и мы из этого должны сделать определенные выводы». Продолжая свою мысль, российский чиновник «не мог не отметить последствия этого решения для мироощущения русских, живущих в Казахстане, которые от этого, безусловно, пострадают».

Как именно пострадают интересы и мироощущение казахстанских русских от латинизации казахского языка, российские чиновники не конкретизировали. Тем не менее в оценке казахстанских инициатив в целом российские печатные и интернет-СМИ придерживались взглядов Затулина. Но были и другие мнения...

РубрикиПолитика