Смена вех в алфавите и идеологии?

Полный текст статьи "Смена вех в алфавите и идеологии?"

250,00 тг.

Журнал Центр Азии № 2 (108)

1 000,00 тг.


Посмотреть весь список статей данного выпуска.


12 апреля в центральной газете «Егемен Казахстан» вышла программная статья президента Казахстана Нурсултана Назарбаева «Курс на будущее: духовное возрождение». Само появление этой статьи выглядело весьма интригующе. Она вышла на казахском языке без перевода на русский. Понятно, что официальный перевод непременно появится, но сам факт того, что программный документ сначала опубликован только на казахском языке, очень показателен.

С одной стороны, очевидно, что таким образом хотели подчеркнуть значение казахского языка. С другой – явно стремились показать, что заявленная в статье программа перехода от кириллицы к латинице имеет отношение только к казахскому языку и никак не скажется на положении русского языка, что это только языковой вопрос без политической подоплеки. Хотя понятно, что в данном случае сторонние наблюдатели все равно будут акцентировать внимание именно на политической составляющей этого решения.

Потому что в бывшем СССР переход на кириллицу письменности разных народов был частью процесса унификации образа жизни, их сближения в рамках одной общественной модели с минимальными различиями. В этом смысле Советский Союз был империей, но это была империя наднациональная, на первом этапе даже интернациональная. Поэтому первоначально советская власть перевела языки народов с арабской графики на латиницу.

Первые коммунисты были идеалистами и верили в мировую революцию. Они верили также в решение национального вопроса с помощью модернизации жизни всех народов, создания письменности, у кого ее не было, государственности вплоть до малых автономных образований вроде Агинского бурятского автономного округа.

Затем власть перешла от идеалистов к бюрократии, которая также была интернациональной, а затем она стала наднациональной. Советская власть была бюрократической по своей сути и именно бюрократия, в которой всегда было много представителей различных национальных меньшинств, стремилась к максимальной унификации для упрощения управления обществом. В этой ситуации вполне логично было строить модель унификации на основе русского языка, алфавита и культуры. Именно поэтому переход с латиницы на кириллицу был осуществлен в 1940 году, уже после завершения внутриполитической борьбы за власть в СССР и после формирования Иосифом Сталиным бюрократической империи восточного типа, где все люди были винтиками в огромной машине...

Без гражданства

Среди поправок в законодательство, которые были приняты весной этого года, оказалось весьма интересное изменение, на которое в процессе обсуждения многие не обратили внимания. В статью 10 Конституции было внесено дополнение о возможности лишения гражданства. Оно допускается «по решению суда за совершение террористических преступлений, а также причинение иного вреда жизненно важным интересам». После этого в начале апреля Министерством юстиции был разработан законопроект о внесении изменений в Уголовный кодекс.

Список тех преступлений, за которые предлагается в качестве дополнительной меры наказания лишать гражданства, весьма обширен. Здесь и терроризм, участие в вооруженных конфликтах, разжигание и ведение войны, торговля оружием массового поражения, геноцид, разглашение государственной тайны. В законопроекте также предлагается в качестве тяжкого вреда жизненно важным интересам рассматривать угрозу территориальной целостности, конституционному строю, политической стабильности, оборонному потенциалу, безопасности государства.

Такое решение было критически встречено представителями правозащитных организаций. По их мнению, оно создает апатридов, что не соответствует международным тенденциям, следует советским практикам. Потом возникает вопрос, что делать с лицами, лишенными гражданства, следует ли их высылать из страны, а если высылать то, собственно, куда?

Однако государство, скорее всего, рассматривает внесенные изменения в Конституцию и планируемые изменения в законодательство в качестве превентивной меры...

Космические интересы Казахстана в свете падающей звезды советской космонавтики?

В начале весны произошло несколько событий, которые имеют прямое отношение к перспективам развития космонавтики, а значит, и к судьбе космодрома Байконур. 30 марта в США компания Space-X Илона Маска в первый раз в истории отправила в космос первую ступень ракеты Falcon-9, которая уже побывала в космосе. А 31 марта была на некоторое время потеряна связь со спутником «Казсат-2», затем она была восстановлена, но вопросы остались.

Казалось бы, эти два события никак не связаны друг с другом, но это только на первый взгляд. Вторичная отправка в космос первой ступени космической ракеты – это маленькая революция. Традиционно первая ступень в случае с Falcon-9 с девятью довольно дорогими двигателями просто сгорает в атмосфере. Компания Маска отработала технологию посадки первой ступени. Использование их во второй раз позволяет заметно снизить стоимость запуска ракет, предполагается, что примерно на 30 процентов от коммерческой цены – 60 млн. долларов.

Понятно, что использованную первую ступень надо заново протестировать, что-то заменить в тех же двигателях, перебрать их, это все затраты, но главное здесь принцип. Маск работает над снижением себестоимости. Следовательно, запуски его ракет в ближайшей перспективе станут дешевле, уже говорят о 40 млн. долларов.

Здесь возникает проблема для России, а значит, и для Казахстана – перспектива уступить рынок космических запусков...