Неизвестная госслужба

Полный текст статьи "Неизвестная госслужба"

250,00 тг.

Журнал Центр Азии № 6 (106)

1 000,00 тг.


Посмотреть весь список статей данного выпуска.


К огда речь заходит о государственной машине, обычно вспоминают эпиграф Радищева к «Путешествию из Петербурга в Москву»: «Чудище обло, озорно, огромно, стозевно, и лаяй». И хотя эту фразу писатель использовал для описания самодержавно-крепостнического строя Российской империи, ее вспоминают и в XXI веке, когда речь заходит о современном государстве. В принципе это не новость – с момента появления общественного договора, по которому люди самоограничили себя, создав государство, к нему относятся не так, чтобы с большой любовью. Однако радищевский эпиграф объективно является упрощением, система госуправления не является ни плохой, ни хорошей – она просто есть, и на разных исторических этапах развития общества она выполняет определенные функции.

Но есть одна примечательная вещь – когда речь заходит о государстве, обычно имеется в виду некая абстрактная сила, какой-то механизм или принцип. Последнее, о чем вспоминают в этой связи, – это люди, из которых состоит весь аппарат. То, что снаружи выглядит «обло» и «стозевно», на самом деле состоит из обычных граждан. Эта статья – попытка понять, каким образом устроен государственный аппарат, наполненный не абстрактными чиновниками, а вполне конкретными людьми. При этом с самого начала нужно оговориться, что это не объективный взгляд – автор никогда не работал на госслужбе. Это описание того, как это выглядит со стороны.

За закрытыми дверями

В принципе, однобокое представление о госчиновниках связано с тем, что государственный аппарат – это закрытая корпорация, о внутренней кухне которой известно мало. В первую очередь это связано с тем, что профессиональный бюрократ в обычной жизни встречается не так часто. Если говорить именно о госслужбе, без упоминания квазигосударственного сектора, то количество сотрудников составляет чуть более 99 тысяч человек. Это 1,1 проц. от экономически активного населения. Другими словами, на 171,6 тысячи граждан приходится один чиновник. Встретить врача или учителя вне стен его работы гораздо проще, равно как и поговорить о его проблемах, страхах и чаяниях. Таким же образом поговорить по душам с чиновником, если это не ваш родственник, вряд ли получится. К тому же, они ограничены своим профессиональным положением и не могут делиться впечатлениями в социальных сетях или личных блогах.

Вместе с тем, это не просто замкнутая корпорация – это замкнутая корпорация на осадном положении. Как уже было сказано выше, отношение к госструктурам вообще и к госчиновникам в частности, негативное. СМИ, НПО, общественные деятели никогда не отзываются о работе чиновника хорошо, поскольку считается, что нормальное выполнение обязанностей – это его прямая профессиональная обязанность. В то время как ошибки непременно становятся предметом особого разговора. Среди всех специалистов, работающих на государство, общественного одобрения не получают только чиновники, они не воспринимаются носителями какой-то миссии. Это в первую очередь касается 98 тысяч работников исполнительского корпуса «Б», составляющих хребет госслужбы. Врачи, учителя, военные, судьи, полицейские – все они, несмотря на объективные недостатки, воспринимаются обществом если не позитивно, то как минимум их работа считается полезной. О чиновниках так думать не принято, хотя это те же казахстанцы, которые экономят на обедах, платят за кредит, мечтают похудеть к лету и выспаться...

РубрикиПолитика